СВЕТ

СВЕТ. (на правах личного бреда).



Немного поёрзав на старом и видавшем виды матрасе, накрывшись своей курткой, Сергей попытался немного вздремнуть в своём «гостиничном номере» мрачной Павелецкой. Сколоченный из досок и кусков фанеры деревянный ящик с занавешенным старой, армейской плащ-палаткой входом стал для него временным кровом. Завтра он возвращается к себе, домой…
На станции стихал гул редких людских шагов и голосов, отражавшихся эхом от пространства вестибюля. В соседнем «номере», незнакомые Сергею постояльцы, по видимому взрослый мужчина и юноша, о чём то неспешно разговаривали.

Свет… Не естественный, переливающийся спектром, пульсирующий, мягкий и манящий… Он шел из ответвления в служебном тоннеле.
— Откуда он здесь?
Влекомый сиянием Отшельник сделал с десяток осторожных, будто кошачьих шагов навстречу проходу. Облупившаяся, старая краска, лежавшая на бетонном и пыльном полу, предательски похрустывала под ногами. Он замер прижавшись спиной к холодной стене, прислушался затаив дыхание…
Бум-бум, бум-бум…
Сердце прыгало в груди и казалось вот вот вырвется наружу от всплеска адреналина…
— Тихо.
Ещё пару минут.
— Ничего. Совсем ничего…
— Нет, это определенно не фонарь, не керосинка… Что тогда?
Сделав ещё пару крадущихся шагов, Отшельник остановился у проема в проход, чуть помедлив и собравшись духом, вошел внутрь к источнику.
Он остановился на пороге зачарованный этим дивным, фантастическим светом… Он почувствовал небывалое убаюкивающее спокойствие, исходящее от сияния.

Перед ним было небольшое помещение, вдоль правой и левой стен которого рядами стояли металлические шкафчики, напротив входа стоял стол, на котором лежали какие-то электроприборы, детали устройств, провода…
В самом центре относительно чистого помещения комнаты лежала кем-то собранная куча всякого мусора, пыль, облупившаяся краска со стен, куски штукатурки и обрывки проводов и изоляции. В центре этой мусорной кучи был воткнут небольшой, около шестидесяти сантиметров в высоту стержень, на верхнем конце которого был перекреплён источающий свет прозрачный шар размером с кулак. Исходящий от шара свет наполнял комнату и окрашивал все предметы и его, Отшельника в радужный, переливающийся цвет. Шар пульсировал и гипнотически манил к себе светом…
— Надо же какая забавная запиньдя… Кому это понадобилось втыкать в кучу мусора этот оригинальный фонарик… Н-е-п-о-н-я-т-н-о…
— Какой красивый очаровывающий свет…
Отшельник улыбался, сияние мерцающими огоньками прыгало в его глазах… Всё вокруг было в этом свете…

Он сделал шаг к шару и протянул было руку, чтобы прикоснуться к его прозрачной, пульсирующей поверхности, как что-то остановило его руку…
Пульсация шара, будучи ранее ровной и монотонной стала заметно интенсивнее, стержень еле заметно завибрировал, свечение из радужного стало кроваво красным…
— Стоп! Назад! Что за хрень?!
Состояние эйфории, блаженства и легкости улетучилось… Холодок мурашками пробежал по спине…
Отшельник пришел в себя и резко отпрянул назад к проходу спиной, выставив впереди себя старый, затёртый калаш, кладя палец на спусковой крючок… Наваждение быстро исчезло…
В одно мгновение неподвижная мусорная куча завибрировала разрастаясь. Мусор кучи посыпался вниз с разбухающей массы. Разинув маслянисто-черную пасть, с острыми, загнутыми во внутрь желто-белыми зубами, тварь выстелила броском разжимающейся пружины в полуметре от лица Отшельника…
Черная плеть щупальца больно хлестнула по ногам… Застонав от боли и заваливаясь на спину, он нажал на спуск…
Сухой треск выстрелов калаша окончательно разрезал полотно световой иллюзии и громким многократным эхом загулял по проходам и тоннелям перегона…

Сергей открыл глаза, потянулся зевнув и поправляя на себе накрывавшую его куртку. А ведь это про него. Бежал тогда без оглядки от этого места. Была потом мысль вернуться и все хорошенько проверить, да некогда было.
— О как… Отшельник значит. Сарафанное радио. Так и рождаются легенды – улыбаясь, подумал он и ещё раз зевнул.

— А что это было, что заманило его в такую красиво расставленную ловушку? Хм… Странная конечно же фигня… Всё так ловко обставлено… Чуть не попался на световую замануху – с заинтересованностью в голосе спросил юноша.

— Та запиндя была чем то похожа на рыбу-удильщика… Огромная голова с челюстями увитыми длинными и острыми как иголки зубами. Обитает на больших глубинах, в кромешной темноте и заманивает свою жертву тем, что зарывается в грунт и маякует светом на конце своего отростка-удочки… Ничего не подозревающая жертва интересуется редким для этих темных глубин светом, подплывает поближе… Ну, наверное, чтобы уточнить элемент питания прибора и используемый источник, разглядывает его и… Осторожно, двери открываются… И закрыва-а-аются… Следующая станция бла-блановская – басовито резюмировал старый.

— А он убил эту тварь? Расскажи…
— Не знаю, не знаю… Говорят еле ноги унёс он от этого фонарика. Ещё говорят, что видели его тут недавно, отшельника этого. Значит живой… Вроде Серёгой его зовут…
— А почему отшельник? – не унимался парень.
— Ладно. Потом узнаешь. Давай уже спать. Завтра работы полно. Тебя оболтуса наставлять – с усмешкой сказал старый.
-Ага – зевнув, ответил юноша.

Голоса стихли, Сергей проваливался в пустоту и темноту дрёмы. Хаосом крутящиеся в голове мысли водоворотом уносились в глубины подсознания. Завтра домой, домой в убежище…